Календарь событий
< Декабрь 2016 >
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Службы психологической помощи
Instagram

Мирись и больше не дерись



Школьные годы кажутся чудесными далеко не всем выпускникам. Кто-то до самой старости с ужасом вспоминает, каким унижениям приходилось подвергаться на переменках и после уроков, а кто-то мучительно сожалеет, что одноклассники считали его не другом, а смертельным врагом. Решать конфликты, возникающие между детьми, призвана школьная служба примирения (ШСП).

Вот уже почти 12 лет в России реализуется программа школьных служб примирения, которые считаются одним из самых надежных способов противодействия жестокости по отношению к детям. Проект начался в Москве, когда сотрудников Центра судебно-правовой реформы стали привлекать для разрешения конфликтов между несовершеннолетними – до того как заводить административное или, того хуже, уголовное дело. Через некоторое время работа взрослых медиаторов, то есть специалистов по мирным переговорам, начала напоминать график дежурств фельдшеров скорой помощи. Необходимость появления медиаторов среди представителей младшего поколения стала очевидной. Молодые медиаторы ценны не только тем, что могут присутствовать в школе постоянно, а не мотаться по вызовам, но и тем, что прекрасно знают специфику школы, психологические особенности ровесников. Идея понравилась в регионах, и школьные службы примирения появились во многих образовательных учреждениях Волгограда и Перми.

За это время стало понятным, что эффективней будет работать на предупреждение в школах, откуда происходит большая часть конфликтов между детьми. Ведь часто спорные ситуации оказываются скрытыми от взрослых или администрация стремится не выносить сор из избы, опасаясь за репутацию учебного заведения. Для заглаживания истории преподаватели нередко используют попустительский или карательный способы реагирования. Да и дети не сильно заинтересованы в скорейшем решении проблемы. К сожалению, в наши дни при возникновении конфликта в школе поведение учеников и администрации часто бывает схожим. Как только случаются сложности (будь то аутсайдер в классе или конфликт в среде подчиненных), и та, и другая стороны обращаются к силовым способам. Только дети это делают непосредственно, а администрация с помощью санкций. Если ребенок плохо ведет се6я на уроке, учителя отделываются пересаживанием на заднюю парту или удалением с занятия. В случае более серьезных проступков в ход идут угрозы вызвать родителей, обратиться в комиссию по делам несовершеннолетних или поставить на учет в милицию.

По словам юных примирителей, основными проблемами, которые приходится решать школьным медиаторам, становятся драки, за ними следуют порча имущества, нанесение морального вреда, конфликты между учителями и учениками. Педагоги и администрация школ считают, что медиаторы способны помочь также при длительных прогулах, хулиганстве, спорах на национальной почве, проблеме изгоев в классе. Создание школьных служб примирения (ШСП), где в качестве медиаторов выступают наиболее подготовленные ученики, позволяет выявлять и решать подобные конфликты. По первоначальной оценке, благодаря работе ШСП атмосфера в 80% школ улучшилась. Но назначать юных медиаторов методом тыка, конечно, нельзя. Поэтому была разработана специальная программа подготовки. Для начала в школе выбирается взрослый куратор проекта. Он при помощи различных методик проводит первый тренинг ознакомительного характера, где объясняются основные термины, производится разбор типичных конфликтных ситуаций, а также проектируется структура и задачи будущей службы примирения. После этого в службу передаются первые дела. Разработчики проекта приезжают на супервизию, то есть проводят анализ процесса разбора ситуации, в случае необходимости подопечные делают работу над ошибками. Контроль со стороны держится примерно год, после чего новоиспеченная служба примирения отправляется в самостоятельное плавание. Всего специалисты обычно готовят 2-4 медиаторов из числа учеников 5-10 классов, одного взрослого, курирующего службу, и несколько подростков в «группы поддержки» (последние, например, рисуют стенгазеты по ШСП). Заранее организаторы договариваются, какие именно ситуации поступают на рассмотрение, как соблюдается конфиденциальность, где и в какое время проводятся программы.

Изначально создатели ШСП в Волгограде рассчитывали на взаимодействие с руководством школы, поскольку первая информация о конфликтах обычно идет от них. Выяснилось, что во многих школах Волгограда преподаватели и директора стремились сделать у себя аналогичные проекты, но действовали бессистемно. Для более плодотворной и долгосрочной работы было принято решение развивать подобную программу в 20-30 образовательных учреждениях, поскольку при создании службы в двух-трех школах проект может быстро угаснуть. Кроме того, важно учитывать, что служба примирения не должна быть подчинена директору или завучу. Скорее она осуществляет функции двустороннего передатчика: получать определенные сведения от детей и транслировать оглашаемые ценности в школьное сообщество. Так, хотя программы примирения проводятся только добровольно, на «предварительную встречу» администрация учеников обычно направляет. Вовлечение участников конфликта в переговоры гарантирует, что с их стороны не последует саботирования обоюдно принятого решения, как часто это бывает при навязывании одного «правильного» мнения. Кроме того, участие ровесников в процессе помогает детям раскрепоститься. Взрослым подростки редко доверяют все свои чувства и мысли, в то время как сверстники легче входят в ситуацию. Бывает, что взрослые, вмешавшись в конфликт, могут его только усугубить или продлить. Особенно это типично для тех ситуаций, когда проблемы детей принимаются решать родители и продолжают ругаться даже после того, как ребята помирились между собой.

При решении конфликтов особое мастерство примиритель демонстрирует, когда пытается усадить за стол переговоров участников спора. Он предварительно встречается с каждой из сторон и выясняет ее отношение к ситуации, чтобы переговоры не превратились в выяснение отношений. Каждому из участников (особенно жертве) необходимо быть уверенным, что в ходе беседы его не будут унижать, оскорблять, что он не подвергнется насилию. Часто решающим условием становится то, что ребенок в любой момент может покинуть стол переговоров, над ним не довлеет обычное желание третьей стороны поскорее замять дело. В ходе беседы важно переломить стереотипное отношение к конфликту, когда обидчику важно разрешить дело без разбирательства, с минимальным наказанием, а жертве хочется наказать виновного. Выслушивая обе стороны конфликта, подросток-примиритель обращает внимание не только на факты, но и на переживания участников или какие-то обиды. Участники спора могут донести свое состояние до другой стороны, чем именно их обидели или причинили боль. Жертве важно понять, по какой причине именно она была выбрана объектом агрессии. Если вторая сторона слышит, то зачастую за столом можно услышать самые искренние извинения. Тогда пожатие руки становится не просто формальностью, а естественным жестом. Только следует учитывать, принимаются ли извинения пострадавшими.

Но порой обиды бывают настолько сильными, что обидчикам приходится возмещать моральный ущерб потерпевшему. Для медиаторов важно, чтобы это он выполнял сам, не перекладывая искупление вины на родителей или кого-то еще. Ответственность виновного в конфликте заключается как раз в том, чтобы максимально своими усилиями исправить все негативные последствия той ситуации, которую он создал. Если стороны договорились до денежного возмещения, в ходе переговоров обязательно обсуждается, каким образом он получит требуемую сумму, не понадобится ли ему для этого совершать еще какое-то преступление. В таких ситуациях важно привлекать родителей, ведь порой именно они выдают детям деньги для погашения долгов. Но в таком случае оговариваются условия, как эту сумму виновный отработает: высадит картошку на даче, будет мыть посуду целый год или пожертвует своими карманными деньгами.

Анна Семенова – журналист «Новых Известий», лауреат премии «Вызов XXI век» в номинации «Нравственность и культура»

Комментарии
отправить