«Нам бы двоих детей в семью: мальчика и девочку!»

«Нам бы двоих детей в семью: мальчика и девочку!»

Когда-то Светлана и Николай Коротковы были преуспевающими фермерами Краснодарского края. Управлялись с огромным крестьянским хозяйством. Выращивали зерно, подсолнечник, арбузы, держали магазин. Но трагическое событие, разделившее жизнь семьи на «до» и «после», поставило под сомнение привычный образ жизни. Коротковы решили всё изменить: задумались о помощи сиротам и за девять лет сумели забрать из казённого дома двенадцать детей! Сегодня в рубрике «Дневник приемной семьи» — рассказ Светланы Коротковой.

Наши дети

«В нашем доме всегда было шумно: мы привыкли к ребячьему гомону. Когда росли наши кровные дети – Сергей, Наташа и Ваня – к ним часто приходили друзья поиграть. Мы устраивали детские праздники, в просторном доме всем хватало места. Но дети выросли, разъехались в другие города и, как говорится, гнездо опустело… А потом случилось страшное. За две недели до свадьбы дочери Наташи в автокатастрофе погибли мои родные племянники Алёша и Алёна, которые росли вместе с нашими детьми. Пережить такое горе было очень трудно, мы все задавались вопросом: «Почему это случилось с нами?» Эти переживания привели нас к выводу, что нужно кардинально поменять свою жизнь, выбрать новый путь… И мы решили взять из детского дома мальчика и девочку. Так в июле 2009 года мы стали приёмной семьёй. И сегодня у нас трое кровных и двенадцать приёмных детей.

Двойняшки и их сестрички

«Начиналось всё как у всех: мы собрали документы и в отделе Опеки получили заключение о том, что можем взять в свою семью двоих детей. Но почему-то сразу так повелось, что нам всегда предлагали взять больше детей, чем мы планировали изначально.

Когда мы первый раз приехали в детский дом, нам сказали: «Вот есть мальчик и девочка – Владик и Настя – двойняшки (по 10 лет им было). Так, как вам нужно! Правда, у них есть сестричка Вика (ей 11). Я на них взглянула и сразу поняла: это наши дети. Позже оказалось, что есть ещё одна старшая сестричка – 16-летняя Кристина. Сама она к нам не пошла, но согласие на передачу младших в семью дала.

Сейчас они все уже взрослые, живут отдельно, но нас навещают регулярно. С Кристиной мы также все эти годы поддерживали общение. Она замужем, растит двоих детей. С помощью фонда «Соучастие в судьбе» мы помогаем ей получить жильё, положенное по закону».

Сынок из Москвы

«Года через полтора моя подруга также решила стать приёмной мамой. И, волнуясь перед встречей с детьми, попросила съездить в детский дом вместе с ней. В Москву. Там мы нашли и себе ещё одного сына. Руслану было десять лет. Его показали в передаче «Пока все дома», но почему-то это не вызвало привычного наплыва кандидатов в опекуны. И сверстники стали дразнить мальчишку. Руководство детского дома предложило нам познакомиться с ним. Подруга мечтала о дочках и отказалась. А мне стало жалко парня, и я согласилась взглянуть. Руслан писал контрольную. Воспитатель вызвала его с урока под надуманным предлогом, и я поговорила с ним. Он, конечно, догадался, что «его смотрели». А я скорей звонить мужу: «Коля, тут такой мальчик! Может, возьмём?» Муж не возражал, и вскоре мы забрали Руслана домой навсегда».

«Может, ещё парочку?»

«Четверо детей школьного возраста из детского дома – не простая нагрузка для приёмной семьи. Но мы хорошо подготовились. Повсеместно Школ приёмных родителей в то время ещё не было, а у нас в Краснодаре уже была! Четыре месяца до получения заключения о возможности быть приёмной семьёй мы учились – не для галочки, по-настоящему. Нам преподавали психологи, врачи, учителя, сотрудники Опеки. И Опека была для нас друг, помощник, советчик. Мы могли позвонить им на сотовый практически в любое время, они приезжали, разговаривали с детьми, нас консультировали… Они были довольны тем, как мы справляемся. И через некоторое время начали намекать, что неплохо было бы нам взять ещё парочку детей.

Адаптация у наших ребят проходила относительно спокойно. Только одна из девочек была, что называется, «со сложностями», а остальные трое росли без особых проблем. Так что спустя год мы решились ещё на двоих детей. Снова оформили документы на мальчика и девочку. Но в этот раз долго не могли найти подходящих. Одних даже взяли в гости на день, но не сложилось. Сильно переживали, но я считаю, лучше отказаться в самом начале, чем жить с ребёнком, который по ощущениям «не твой». Ребёнка ведь надо полюбить, с ним каждый день придётся общаться. И будет очень трудно, если душа не лежит».

Четверо… и четверо

«Дети подходящего возраста нашлись в Ставрополье. Мы показали Опеке и руководству детского дома наши документы, где чёрным по белому написано: «двое детей». Сидим, ждём встречи с ребятами. Заходят. Четверо! Мы в шоке… И когда дети ушли, спрашиваем: «Это братья и сёстры?» Нам отвечают: «Да нет, они просто дружат». Мы объясняем: «У нас документы на двоих! У нас дома уже четверо». А они: «Да не проблема, мы быстро всё переоформим… Ну или выбирайте кого-нибудь из них». Уехали мы в смятении, решили не брать никого. Но детский дом начал регулярно звонить: «Вы детям понравились. Они вас ждут! Не надумали?» Думали-думали и надумали. Так у нас в семье появились Наташа (14 лет), Вова (11), Илья (10) и Дима (6)».

Поближе к детям

«В 2011 году мы решили переезжать поближе к Москве. Дети подрастали, а ближайшие колледжи и институты находились за 125 км от нашего дома. Повторять опыт обучения кровных детей, вынужденных жить в общежитиях и в съёмном жилье вдали от родителей, не хотелось. К тому же старшие – Сергей и Наталья – с семьями уже жили в Москве. Так мы переехали в село Клёново (сейчас Троицкий административный округ г. Москвы). Несколько последующих лет мой муж Николай ещё продолжал поддерживать часть хозяйства в Краснодарском крае. А я не прерывала связей с детским домом, многим ребятам оттуда мне удалось найти приёмные семьи. Однажды мне позвонили, попросили помочь устроить в семью Анечку (10 лет). Но когда познакомились, решили, что эту девочку возьмем к себе. К этому моменту четверо наших старших приёмных детей уже стали совершеннолетними, получили отдельное жилье, переехали, и в нашем доме снова стало заметно тише… Будете смеяться, но мы снова оформили документы на мальчика и девочку. И, как по сценарию, в детском доме нам привели знакомиться сразу троих! Это были Боря (10 лет), Диана (9) и Полина (8)».

Содружество приёмных семей

«В Краснодарском крае у нас было очень крепкое сообщество приёмных родителей, взаимовыручка и моральная поддержка в нашем деле очень важна. И когда мы переехали в Клёново, стали искать, есть ли что-то подобное поблизости. Так мы нашли Содружество приёмных семей «Твердь» в Троицке. Позвонили директору Юрию Петровичу Миронову. Он нас начал приглашать в клуб «Беседка», на семинары и тренинги. Мы встретили здесь много единомышленников, обрели новых друзей. И когда наш кровный сын Иван женился и также решил стать приёмным родителем, рекомендовали ему ШПР «Семейный круг», потому что хорошо уже знали всех преподавателей, доверяли им. Ваню мы, если честно, отговаривали. Потому что они с женой были ещё молодые, кровный ребёнок – совсем маленьким. А мы считаем, что правильнее брать приёмных детей, когда кровные выросли или хотя бы достаточно подросли. Потому что, как ни крути, а приёмным нужна более жёсткая дисциплина и строгий контроль. Но сын хорошо понимал, что такое приёмная семья, был готов к трудностям, к особенностям детей из детского дома. Решился, взял сразу троих детей разного возраста, воспитывает, справляется».

Что было самым трудным за эти годы?

«Самое трудное было решиться на первый шаг, кардинально поменять свою жизнь. Расстаться с налаженным бизнесом, распродать всё. Мало кто из родных и друзей понял наше решение, отношение к приёмным семьям у нас в стране двоякое. Но иначе мы не могли… Ещё: когда мы только готовились стать приёмными родителями, нас в ШПР в Краснодаре наставляли: «Старайтесь сильно не привязываться к детям, настройтесь, как на работу». Мы долго не могли этого понять, возмущались: «Ну как так? Мы живём с детьми! Как можно не привязаться, не полюбить?» А нам объясняли: «Чтобы потом вам было не так больно расставаться». И сейчас я понимаю, что они имели ввиду. С некоторыми детьми у нас отношения сохранятся на всю жизнь, я уверена. Они считают нас мамой и папой. Но есть и такие, которым это не нужно. Они уходят и больше не приезжают. И это действительно очень больно…

Мы не любим жаловаться на трудности. Но с приёмными детьми, конечно, всякое бывало. После детского дома всему приходилось учить даже больших. Чай заварить, кровать заправить не умели, различать повседневную и нарядную одежду не могли, потребителями были… В подростковом возрасте некоторые изрядно нам нервов потрепали. Драки устраивали, провокации, в плохие компании пытались ввязаться. И с милицией мы общались регулярно.

Нашим самым сложным ребёнком оказалась Наташа. Она с братом попала в детский дом, когда их мать ушла из семьи, а отец запил. В детдоме она увидела другую жизнь: чистые постели, еду каждый день, развлечения. Ей там понравилось! Отца изъятие детей встряхнуло, отрезвило, он каким-то чудом наладил жизнь и забрал детей домой. Вот только Наташу возвращение в нищий отчий дом не устроило. И она жестоко оговорила родного папу! Избила младшего брата, пошла в милицию и заявила на него. Отца посадили в тюрьму, а дети вернулись в детский дом.

Мы все это узнали, когда девочка уже жила у нас дома. Нам передали её, фактически спасая от коррекционной школы. Но уже через неделю она пообещала оговорить нас точно также и разрушить уже нашу семью. Опека не раз предлагала нам отказаться от неё. И если бы не поддержка Содружества «Твердь» нам пришлось бы очень нелегко. Специалисты «Тверди» всегда приходили нам на помощь. Они и нас успокаивали, и с Наташей общались, и с опекой помогали выстраивать отношения. После переезда у нас было много вопросов по устройству ребят в колледжи, по получению для них жилья – в «Твердь» всегда можно было прийти за советом, записаться на консультацию юриста, руководители Содружества часто ездили с нами вместе решать проблемы детей».

Большая семья – это здорово

«Мы считаем, что многодетная семья – это здорово. Дети помогают воспитывать друг друга. Мы вместе готовим, вместе убираемся, вместе уроки учим. Но во всем должна быть мера. Рекомендовано: максимум восемь несовершеннолетних детей. И мы всегда старались придерживаться этого правила. Иначе за всеми не уследить, нужно нанимать чужих людей в помощники, а «качество воспитания» падает. Хотим ли мы взять еще детей?.. Нам ещё пятерых младших поднимать. Так что вряд ли нам разрешат взять ещё. А через несколько лет мы не уверены, что решимся брать новеньких сами. Но если бы все зависело только от нас и если бы прямо сейчас… То мы взяли бы! Двоих. Мальчика и девочку».

Записала Жанна Мошкова
Благодарим Содружество приемных семей «Твердь» и Школу приемных родителей «Семейный круг» за помощь в подготовке материала.

Еще по теме

Комментарии:
Социальные сети
Вопрос специалисту
Фильтр
Возраст:
Темы: