Не ждите, что приемный ребенок будет таким, как вы ожидаете

Не ждите, что приемный ребенок будет таким, как вы ожидаете

За долгие годы общения с семьями, в которых есть приемные дети, мы столкнулись с огромным количеством ситуаций и судеб. Мы увидели, сколько в этих историях радости и тревоги, надежды и переживаний, отчаяния и счастья. Мы решили отразить опыт таких семей в публикациях, подготовленных приемными родителями или детьми, и сегодня представляем новую рубрику ‒ «Дневник приемной семьи». Первый текст для нее ‒ это записи нашей читательницы, Надежды К., которые она вела в первые месяцы после удочерения маленькой Насти. Откровенная история о том, «как все было хорошо, а потом началось…»

16 ноября

Все позади. Мы наконец-то дома. Все эти бесконечные сомнения, страхи, разговоры, документы, ожидания – все позади, и наша малышка Настенька дома.

19 ноября

Настюша активно изучает дом. Свою комнату, одежду. Сразу полюбила розовый сарафанчик и третий день тянется с утра только к нему. К игрушкам оказалась равнодушна, к нашему удивлению. А вот купание – восторг! Там игрушки только подавай, и плещется - за уши из ванны не вытянуть!

25 ноября

Идет вторая неделя, я уже успокоилась, страх, что «не получится» прошел, все хорошо. Я уже забыла про горы своих интернетных подборок на темы всяких проблем с адаптацией приемных деток, это все не про нас, у нас идиллия! Я уже не ощущала нервозности первых дней, успокоилась. Но в какой-то день, когда я пошла в ванну, Настюша побежала за мной. Я увела ее обратно в комнату, к папе. Она в крик. «Хочу с тобой! Я с тобой!!!» и бежит за мной, рвется в ванную. Минут двадцать уговариваем-убеждаем. Ни в какую. Слезы, ор, крик. Отвлекаем мультиками, чем угодно – без толку. Как бесенок вселился. Рвется силой в ванную, падает под дверью на пол, бьется на полу и орет. Я все же приняла бегом душ, под дикий ор и истерику. Мы были в шоке, не были готовы к такой резкой смене. Это было вдруг, неожиданно, не с чего, на пустом месте. И дальше началось… Обуваться – истерика, платье – колючее (фланелевое!), мультик не тот ‒ истерика, нельзя брать ножницы ‒ истерика, подождать две минуты, пока развешу белье и будем играть ‒ истерика: нет, бросай белье и давай играть сию минуту. Я вспомнила все, чего начиталась, была терпелива, отвечала только спокойно, уговаривая себя, что это вот-вот пройдет. Но это не проходило. Спасть Настя хотела с нами, и ночью просыпалась и звала, просилась к нам. Муж терпеливо отводил ее назад в кроватку. Так по нескольку раз за ночь. В какой-то момент, когда Настя не давала мне готовить ужин, требуя сидеть рядом с ней, пока он играет с куклой (даже не играть, просто сидеть!), я не выдержала, схватила ее за ручку, отволокла в комнату, прикрикнула, велела играть тихо, пока мама готовит всем ужин. Настена снова в крик. Я схватилась за голову, я была в ужасе от того, что я так грубо поступила с ребенком. Но как быть по-другому, я уже не знала. Настя продолжала биться в истерике. Через несколько минут я подошла к ней, села к ней на пол, сгребла ее в охапку, сказала, что я ее очень-очень люблю, но мне нужно время приготовить еду. Настя продолжала реветь. Я оставила ее плачущую и ушла на кухню. Минут через пять она затихла. Больше в этот вечер она не истерила, но я была в ужасном состоянии и не знала, что делать.

27 ноября

Сказать, что я в растерянности, ничего не сказать. Мне не говорили, что Настя может быть такой. Я не готова к этому! В голову лезут самые плохие мысли, в которых я даже боюсь признаться самой себе. О плохой наследственности, о статистике по детям, которых вернули в детские дома, не справившись с ролью родителей. Муж тоже не знает, что делать. Сегодня мы держали друг друга за руки и молча, без слов, говорили друг другу, что еще немножко надо потерпеть.

29 ноября

Истерики Насти не дают возможности быть мягкой и терпеливой. Хоть как-то привести ее в чувство во время очередного ора можно было только очень жестким «нельзя». Договорились с мужем, что каждый раз каждое нельзя будем сопровождать словами «Я тебя люблю». Ругаемся на нее и говорим, что все равно ее любим. Это ужасно, я чувствую себя злобной мачехой, а не мамой, от которой несчастный ребенок видит одно зло.

30 ноября

Настя истерит не весь день, но мне очень плохо. За все эти дни я уже не так уверена, что мы поступили правильно. Мы плохие родители, ребенок не стал с нами счастлив... Муж сказал вчера, что если бы мы поступили иначе, мы жалели бы всю жизнь, а так – у нас есть шанс, и все трудности проходят, т.к постоянного на земле нет вообще ничего. Мы потерпим, мы попытаемся.

6 декабря

Мы вспомнили, что у нас давно не было праздника. Так нельзя! Завтра идем в детский аквапарк, а в воскресенье у нас будут гости – мы давно не видели наших друзей.

Настя стала спокойнее. Но это днем, а ночи стали еще бессоннее. Капризы и нежелание спать в своей кроватке выматывают, я не высыпаюсь, злюсь на Настю, шиплю на нее ночью, что ночью все спят и мама тоже хочет спать. Я часто чувствую, что я раздражаюсь, что в течение дня хочу сорваться на всех, не только на Насте, что мне плохо и подкатывает отчаяние.

15 декабря

Спим мы по-прежнему плохо. Но зато хорошо играем и помогаем маме. Мы готовим, ходим в магазин, убираем. Вместе это в два раза дольше, чем я делаю одна, но когда я вижу, что моя дочь делает что-то с интересом, я готова возиться хоть три часа, лишь бы этот интерес не превратился снова в истерику.

21 декабря

Мы пережили слово «нет». Приняли его. Боясь повторения истерик, мы практически ничего не запрещали Насте все это время, кроме опасных вещей. На остальное закрывали глаза – на сапоги, которые «живут» в центре комнаты на ковре, на выброшенные в мусорное ведро карандаши, которые «больше не нравятся», на сухие макароны, используемые вместо игрушек… Но вчера я запретила Настюше играть с папиным рубашками. У папы должны быть своя одежда, как у всех, она нужна ему чистая, выглаженная, а если мы будем в его рубашках кататься по полу, то папе не в чем будет пойти на работу. Лишившись веселой игры, Настюша обиделась. Убежала в другую комнату. Я замерла и приготовилась к взрыву. Но было тихо. Минут через пятнадцать дочь пришла ко мне на кухню, прижалась ко мне, спросила, нет ли у нас вкусненькой конфетки… Кажется, теперь мы знакомы со словом «нельзя» не только в контексте истерик.

27 декабря

Мы готовимся к Чуду. Настя не столько ждет Деда Мороза, сколько спрашивает, сколько желаний можно загадывать, когда ложишься спать в новогоднюю ночь. Спрашиваю – что за желания, начинает рассказывать. Их и правда много. И во всех ‒ она, мама и папа. Еще раз пойти с мамой и папой в аквапарк, покормить с мамой и папой белочку в парке, увидеть с мамой и папой настоящего слона… Не знаю, что загадает моя девочка.

Комментарий психолога

Ольга Дорохова,
психолог сайта «Я — родитель»

Адаптация приемного ребенка условно делится на четыре стадии: 1. медовый месяц; 2. уже не гость; 3. вживание; 4. стабилизация отношений. Судя по описанию автора, первый этап был пройден в течение первых двух недель, после чего ребенок немного освоился и перешел на вторую стадию.

Когда происходит работа с доверием и проявляется неготовность ребенка к новым обстоятельствам, важно понимать, что не стоит ждать от ребенка благодарности. Однако нужно научить ребенка благодарить, не требуя от него этого. Кроме того, важно объективно оценивать ребенка, не вешать на него ярлыки, не подгонять его под собственные ожидания и реагировать, исходя из реального положения дел.

На втором этапе требуется еще больше внимания к ребенку, осознанности со стороны родителей и способности принять ребенка таким, какой он есть. Данный кризис ‒ это очень важный этап в развитии личности ребенка, он определяет разовьется ли у ребенка повышенная тревожность или нет, как будут выстраиваться отношения в будущем. Родители, в свою очередь, приобретают уверенность в общении с ребенком. Пройдя кризисный период, каждый из членов семьи приобретает уверенность в том, что любая проблемная ситуация разрешима.

На этапе вживания ребенок свыкается с существующим в семье правилами и устоями и принимает (интериоризирует) семейные ценности, а также начинает учиться, перенимая поведение приемных родителей.

На заключительном этапе адаптации и стабилизации отношений часто решается вопрос тайны усыновления, отношения с ребенком складываются обычно более гладко и риск того, что ребенок не приживется в семье, становится ниже.

С точки зрения психологии, поведение приемной мамы в описанной ситуации достаточно корректное. Действительно, найти с приемным ребенком общий язык очень сложно, но терпение и желание стать ему настоящей семьей побеждает трудности.

Многие приемные семьи сталкиваются со следующими проблемами: агрессия и негативизм со стороны ребенка, его неумение жить в социуме и отстаивать собственные границы, незнание правил этикета и т.д. Стоит изучить как можно больше информации на эту тему, а также обязательно пользоваться услугами сопровождения. Так, обратившись за очной консультацией к психологу, можно избежать многих осложнений и выстроить здоровые и гармоничные отношения с приемным ребенком.

Важно осознавать реальную ситуацию и работать над ней, не усложняя ее собственными ожиданиями и нереализованными мечтами.

Еще по теме

Комментарии:
Социальные сети
Вопрос специалисту
Фильтр
Возраст:
Темы: