«Обожаем нашу малышку!»

«Обожаем нашу малышку!»

Много лет назад старшеклассница Маша заболела и попала в больницу. Доктор спросил, не присмотрит ли она за двумя малышами, оставшимися без матери, и она согласилась разделить с ними больничную палату. А когда пришло время расставаться, долго рыдала в подушку. Так родилась её мечта о ребёнке из детского дома. О воплощении мечты — рассказ Марии Черненко в рубрике «Дневник приёмной семьи».

Время пришло

«Мы с мужем – коренные троичане. Оба выросли, как говорят, в интеллигентных семьях, получили высшее образование. Я закончила географический факультет МГУ и до появления детей работала в сфере туризма. А мой муж Алексей получил высшее образование на механико-математическом факультете МГУ, занимается сейчас разработкой летающих роботов. Мы познакомились, едва окончив школу, несколько лет встречались и уже более 10 лет женаты. После рождения сына Андрюши возвращаться на работу я не спешила. Не раз мы обсуждали с мужем возможность взять в семью ребёнка, оставшегося без родителей, и когда сын немного подрос, решили, что время пришло.

Я очень благодарна мужу за его участие и поддержку. Он готовился к этому шагу долгие годы, проведенные вместе со мной. И я рада, что он сразу принял и полюбил дочку, сейчас у них очень трогательные отношения».

Единомышленники

«Изначально, как и многие кандидаты в усыновители, мы хотели найти «маленькую девочку славянской внешности». Но пройдя обучение в троицкой Школе приёмных родителей «Семейный круг», многие свои взгляды пересмотрели, избавились от заблуждений и ошибочных представлениях о детях-сиротах. И стало не так уж важно: мальчик это будет или девочка, даже национальность и возраст стали не критичны.

Коллектив Школы приёмных родителей «Семейный круг» – замечательный. Мы благодарны нашим преподавателям за все знания, опыт, которые они нам передали, за поддержку, в которой мы так нуждались. Татьяна Саввина, Наталья Тарантова, Юрий Петрович Миронов – необыкновенно чуткие и душевные люди! Они и сами приёмные родители, знакомы с ситуацией не понаслышке. Они – наши единомышленники!

Всем, кто задумывается взять в семью ребенка из детского дома, мы советуем идти в Школу приёмных родителей ещё в процессе обдумывания этой идеи. В нашем обществе все ещё очень много заблуждений и мифов о сиротстве, и на основании этих представлений нельзя принимать решение. В школе сказки о счастливом будущем не рассказывают, напротив, информация бывает порой неприятная или даже шокирующая. Но школа позволяет трезво оценить свои силы, помогает определиться с истинными мотивами, задаёт правильный ориентир. Здесь у нас было немало встреч с уже состоявшимися, опытными приёмными семьями. Мы беседовали с родителями, смотрели на их детей. Это давало нам смелость, веру в себя. Самое главное – победить свой страх, преодолеть свои заблуждения. Всё остальное не так сложно».

«Есть девочка!»

«Когда мы начали поиск ребёнка, нам сначала предложили мальчика – ровесника нашему сыну (на тот момент 4 года). Он жил в Архангельской области. Сына не с кем было оставить, и мы решили взять его в поездку. И вот мы собираемся в Вельск, складываем сумки, готовимся к отъезду на вокзал, муж на работе. И вдруг звонок из московской опеки: «Есть новорожденная девочка, татарка. У вас три часа, а потом её переводят из больницы. Смотреть будете?»

Я ответила: «Будем!» Позвонила мужу, он вырваться с работы не смог и я, подхватив сына и сумки, на общественном транспорте поехала из Троицка на другой конец Москвы. Взяла направление на встречу с ребёнком и уже на такси помчалась в больницу.

Вынесли малютку: черненькая, крошечная, вся в диатезной корке... Но глаза карие смотрели на нас спокойно и пытливо... Спросила у сына: «Ну, как тебе малышка?» Он ответил: «Хорошенькая!» Я подписала предварительное согласие. Однако, как и планировали, мы всё же поехали в этот вечер в Вельск: ночной поезд и утром от вокзала еще 40 минут езды по тайге до дома ребёнка».

Или мальчик?

«Мальчику Славику воспитатели сразу сказали, что приехали родители, хотя я очень просила ему ничего не обещать. Он нам очень понравился: смышлёный, улыбчивый, добрый, но у нашего сына началась сильная ревность. Андрюша начал ломать песочные замки, отбирать игрушки, что уже давно не делал, поскольку перерос этот возраст. С другой стороны, директор детского дома передала нам слова женщины, которая работала в детском оздоровительном лагере, откуда Слава недавно вернулся. Она хотела взять мальчика под опеку, но не решалась. А как узнала, что к Славе приехали усыновители, слёзно умоляла директора передать нам, что заберёт его непременно, если мы откажемся в её пользу.

Полночи мы с мужем провели в вельской гостинице в мучительных размышлениях. И к утру приняли решение – уступить той женщине. К счастью, она не обманула и уже через месяц забрала мальчика домой. А мы вскоре стали мамой и папой крошечной Алёнки, той самой малышки, с которой познакомились в день отъезда в Вельск».

Маленький союзник

«Конечно, было волнение, как мы справимся. Боялась, что будет тяжело, проводила беседы с сыном заранее. Я себе и представить не могла, как оставлю своего четырёхлетнего избалованного вниманием Андрюшу в комнате одного, когда нужно будет уложить дочку. Но вышло всё просто: «Ничего, я посижу сам, мамочка!». И всё! Он ждал, он помогал, как мог, он заботился, оберегал, был очень послушен. Я не могла поверить в это! Вот уж чего совсем не ожидала! Андрюша настолько проникся, настолько влился в нашу идею. Он создавал нашу обновлённую семью вместе с нами. Был нашим союзником. Мы от него получили колоссальную поддержку».

Адаптация

«Алёне было всего два месяца, когда она оказалась дома. Но депривация уже была. Дочка не разрешала себя укачивать на руках, нужно было положить в кроватку. И всё бы ничего, первое время её почти не было слышно, ведь в доме ребенка дети не кричат, не плачут. Даже жуткий пеленочный дерматит, привезённый из Дома ребёнка, малышка переносила молча, хотя он должен был сильно её беспокоить. Но спустя несколько дней Алёна начала заявлять о себе, плакать и кричать даже от легкого покраснения, раздражения кожи. Из крайности в крайность. И ничем успокоить её не удавалось, поскольку на руках она не засыпала и от укачивания начинала ещё сильнее кричать. Как ни тяжело было мне выносить эти крики, но помочь я ничем не могла, так и сидела беспомощно рядом с кроваткой. К счастью, всё это длилось лишь пару недель, а потом Алёнка успокоилась и превратилась в улыбчивую и общительную малышку.

Сейчас мы живём очень гармонично. Алёна полностью влилась в нашу семью. Я уже давно перестала видеть грань между кровным и приёмным ребенком. Андрюша души в ней не чает, оберегает её, заботится, играет с ней, говорит: «Мама, мы теперь всегда будем вместе!». Муж любит дочку, а она отвечает взаимностью. Бежит к нему с визгом, когда слышит шум в прихожей – папа пришёл с работы. Так что в отношении «вливания в семью» всё прошло просто идеально. Я не ожидала, что будет настолько просто. Сейчас уже невозможно и представить, что когда-то у нас не было Алёны. И мы обожаем нашу малышку!»

Записала Жанна Мошкова
Благодарим Содружество приемных семей «Твердь» и Школу приёмных родителей «Семейный круг» за помощь в подготовке материала.

Еще по теме

Комментарии:
Социальные сети
Вопрос специалисту
Фильтр
Возраст:
Темы: